Описать поведение ребенка во время беседы с психологом

Скачать текст статьи. Одни люди решали ее, другие - находили оправдательные причины для объяснения бесчестности и недоброты выросших своих детей: мир виноват. Соловейчик, советский педагог Каждого родителя волнует вопрос каким вырастет его ребенок, и каждый хочет, чтобы его ребенок был здоровым и успешным.

Малыш, встав на ножки, сразу побежал, с тех пор торопится куда-то, опережая сам себя. Он весь как будто на шарнирах. Особенно непослушны руки, они все трогают, хватают, ломают, дергают, бросают. А ноги?

Гиперактивный ребенок

Аннотация В статье изложен опыт автора в психологическом консультировании психотерапии детей и родителей в тех случаях, когда родители рассматривают психолога как союзника в деле воспитания их детей. Родительский запрос в этом случае представляет собой следующую схему: есть поведение детей, которое не устраивает родителей; психолог должен сделать так, чтобы поведение ребенка изменилось в желаемую для родителей сторону.

Автор описывает свой опыт работы с такими запросами, заключения терапевтического альянса, установление контакта с родителями и ребенком, этапы психологической работы. Статья может быть полезна начинающим психологам-консультантам, испытывающим трудности при работе с родительскими запросами. Ключевые слова: родительский запрос, позиция психолога, контрактинг, семья как система, этапы психологической работы. При этом психолог имплицитно неосознанно воспринимается родителями как некий их союзник, помощник родителей в деле воспитания ребенка под родительские требования.

Часто от него ожидают, что он безоговорочно, что это само собой разумеется, применит свои знания и умения для помощи родителям в их запросе. Некоторые уходят — таковы реалии. Со своей стороны, приведенный ребенок может воспринимать психолога как самого злобного врага, к которому их привели родители, чтобы он — психолог — переделал ребенка под родительские требования.

В подобных ситуациях у начинающих психологовможет возникнуть вопрос: а как в этом случае быть? Что делать? Как работать с родителями? С подростками? Ведь психологу-то понятно, что он, — психолог, — не учитель, не воспитатель; он не может и не должен как профессионал принимать сторону родителей и воспитывать их ребенка так, как они хотят.

С другой стороны, без того, чтобы задействовать родителей, тоже не обойтись — ведь мы понимаем, что ребенок — это идентифицированный пациент, и что работать нужно не с ним одним, а со всей семьей, потому как семья — это система, а ребенок — один из членов этой системы.

И значит, нужно каким-то образом сделать так, чтобы не психолог работал на удовлетворение запросов родителей, но чтобы родители стали добровольными помощниками психолога в деле психологической помощи ребенку. Как это можно сделать? Это только описание моего опыта, а опыт каждого конкретного человека ограничен. Может быть, просто кому-то он окажется полезным. Первый этап — это этап знакомства, выслушивания жалоб и запросов, контрактинга, формирования терапевтического альянса.

Первая встреча психолога с ребенком и родителями может быть и последней. Вполне возможно, что родителей не устроит тот метод и стиль работы, который им предложит психолог. Если, конечно, он не согласиться принять сторону родителей и выполнять их запрос.

Какая причина привела их к психологу? Чаще всего, естественно, начинают рассказывать родители. Я слушаю, при этом наблюдаю и за невербальной реакцией ребенка. Она может быть очень информативна — феноменологически — для диагностирования нарушений в детско-родительских отношениях. После того, как я выслушал родительские жалобы [1] , я задаю вопрос, от ответа на который зависит судьба того, как сложиться процесс консультирования.

Чего вы от него ожидаете? Чего хотите? Они могут впервые задуматься, — а зачем, действительно, они привели ребенка к психологу? И чего они сами хотят от психолога? Я спрашиваю, чем конкретно я могу им помочь, что они сами понимают под помощью? Иногда родители начинают формулировать конкретно запрос и виды помощи, иногда так и остаются в таком неопределенном состоянии. Конечно, у родителей наступает шок, но после него они начинают конкретнее и точнее формулировать запрос.

После этой фразы я говорю однозначно и откровенно, что я — не педагог, не учитель, не наставник, и я не буду говорить ребенку, что он должен делать, а чего не должен; я не буду говорить ему, что он должен слушаться маму-папу, должен хорошо учиться, должен выносить мусор и т. После этого я рассказываю, что я делаю как психолог, каковы мои цели, задачи, методики и т.

После рассказа я спрашиваю, согласны ли родители общаться в этих рамках. Этот пункт является ключевым: родители либо соглашаются, либо нет. Бывает, что и не соглашаются. Однако в большинстве случаев почему-то соглашаются и остаются. А подростки вообще-то очень интересуются собой, и им очень часто не хватает слушающего и понимающего взрослого, который бы не воспитывал их с высоты своей взрослости, а просто был старшим другом, с которым можно было бы пообщаться, поделиться чем-то душевным и т.

Если родители соглашаются с таким моим подходом и остаются, то я после этого обращаюсь к ребенку. Особенно к подросткам. Те, кто знает особенности подростковой психики, понимают, как значимо для подростка такое обращение со стороны взрослого.

Ребенку я кратко повторяю то, что сказал его родителям. После спрашиваю его согласия на встречи. Если он спрашивает, что будем делать, то объясняю. Я говорю и ребенку, и родителям, что некоторые данные: результаты наблюдения, тестов и т. Но при этом я говорю, что все те личные секреты, переживания, которые услышу от ребенка во время консультации, родителям не скажу. Я это говорю особо и ребенку, и родителям. Этап второй — это этап диагностики. Если на первом этапе договоренность достигнута — родители приняли решение остаться, ребенок — общаться, начинается второй этап.

Я заявляю, что мне нужно получить как можно больше информации о ребенке, об особенностях его психики, о ситуации в целом, о семье. Поэтому понадобиться несколько встреч для диагностирования, тестирования, и пр.

Пока ребенок рисует, я начинаю подробный расспрос родителей о ребенке, его поведении, друзьях, школе, жалобах и желаниях родителей, о семье, отношениях внутри семьи т.

Делаю я это максимально корректно, вежливо, аккуратно, понимая, что некоторые вопросы могут быть очень болезненными. Обычно родители начинают рассказывать все подробно и много. Многие переходят на рассказ о себе, своих проблемах и пр.

Я молча слушаю, но всегда присутствую. Как известно, самая сильная интервенция — это молчаливое присутствие консультанта. Вы можете быть очень переполняющим, и Вас может быть очень много в вашем присутствии, и это может очень испугать клиента. Или вы можете быть отстранены от клиента. Возможно, рассказ родителей во многом является эбаутизмом.

Но я специально допускаю его на определенный период для нескольких целей: - первая — устанавливается и углубляется контакт с родителями: понимая, что их слушают без осуждения, оценки, с интересом, они начинают приоткрываться, доверять и пр. Может зародиться некоторая теплота и благодарность психологу — ведь он может быть сейчас единственный, кто слушает этого человека за 30 лет его жизни одна мама мне это прямо и сказала.

Таким образом, настороженность к психологу, которая могла возникнуть по причине того, что он отказался быть союзником родителей, начинает сменяться чем-то позитивным. Хотя большую часть времени я молча слушаю родителей, но время от времени задаю вопросы, которые мне нужны. Так, если ребенок закатывает истерики, и родители его за это наказывают, то их рассказ о том, что ребенок рождался тяжело, может поменять их оценку поведения ребенка.

Оказывается, что все не так просто, и что ребенок ведет себя так вовсе не потому, что он — исчадие ада. Другими словами, вопросы могут запустить рефлексию родителей. Задавая вопросы, получая на них ответы, слушая родителей, я не делаю интервенции, которые могли бы разрушить формирующийся контакт. Все, что говорят родители о ребенке, я слушаю без критики, без высказывания сомнений и пр.

И чисто по-человечески захочется пожалеть родителей, принять их сторону, а отсюда — один шаг в воспитательную работу с ребенком. После того, как ребенок выполнил тест, я задаю ему несколько стандартных процедурных вопросов по тесту и отпускаю, предварительно договорившись о следующей встрече.

Третий этап — это этап установления сотрудничества. Он включает в себя теперь беседу исключительно с родителями. Ребенок, по возможности, выводится из пространства, чтобы мы были только один на один с родителями. Здесь я следую практике Д. И неважно, включает она всю семью целиком или нет. В течение короткого периода времени можно поработать с частью семьи или с конкретными отношениями в семье, для того чтобы подготовить к дальнейшей работе всю семью… Сначала вы работаете с одной субсистемой, затем с другой и т.

Объясняю значение линий, цвета и пр. И очень аккуратно и осторожно спрашиваю: а как с этим у вашего ребенка? В вашей семье? Я просто исследую атмосферу, а рисунок мне только помогает задавать нужные вопросы. Поскольку я ничего не утверждаю, то и родители идут навстречу: они уже могут откровенно сказать но не всегда это говорят на первой встрече , что да — это есть, это было, это так.

И тогда уже начинается более глубокая работа с родителями. И с этого момента они начинают становиться моими союзниками в деле психологической помощи их ребенку.

Четвертый этап — это этап совместной помощи ребенку. Этот этап может длиться неопределенное время. Он начинается со второй встречи с ребенком. На ней я могу снова дать ему какой-нибудь тест, или просто побеседовать на интересующие его темы.

Наблюдаю за его поведением, слушаю, спрашиваю, делаю предположения. Родители уже готовы сотрудничать, и уже сами начинают делать что-то по отношению к ребенку. Безусловно, не все. Чаще же все-таки родители бывают адекватными, и заявляют, что и им самим нужна психологическая помощь. Итак, теперь мы — уже вместе с родителями — начинаем совместными усилиями менять функционирование семейной системы. Мы вместе с родителями разрабатываем новые способы, стили, атмосферу общения с ребенком; ищем способы изменения семейной системы.

После диагностических встреч с ребенком я предлагаю ему продолжить наше общение, и если он соглашается, то я провожу с ним дальнейшую психологическую работу, периодически встречаясь с родителями, чтобы знать, как идут дела с их стороны.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Интервью с психологом Владимиром Блужиным .

Детский психолог начинает работать с родителями, а не с детьми, ведь При этом не следует занимать позицию «над ребенком»: внушать ему свои . подают своим поведением, является значимым ориентиром для детей. Проблемы в поведении детей с синдромом Дауна волнуют Как быть, если ребенок не слушается, дерется, ревнует? Ответы Описание: Зачастую мамы рассказывают, что долгое время читали темы других.

Аннотация В статье изложен опыт автора в психологическом консультировании психотерапии детей и родителей в тех случаях, когда родители рассматривают психолога как союзника в деле воспитания их детей. Родительский запрос в этом случае представляет собой следующую схему: есть поведение детей, которое не устраивает родителей; психолог должен сделать так, чтобы поведение ребенка изменилось в желаемую для родителей сторону. Автор описывает свой опыт работы с такими запросами, заключения терапевтического альянса, установление контакта с родителями и ребенком, этапы психологической работы. Статья может быть полезна начинающим психологам-консультантам, испытывающим трудности при работе с родительскими запросами. Ключевые слова: родительский запрос, позиция психолога, контрактинг, семья как система, этапы психологической работы. При этом психолог имплицитно неосознанно воспринимается родителями как некий их союзник, помощник родителей в деле воспитания ребенка под родительские требования. Часто от него ожидают, что он безоговорочно, что это само собой разумеется, применит свои знания и умения для помощи родителям в их запросе. Некоторые уходят — таковы реалии. Со своей стороны, приведенный ребенок может воспринимать психолога как самого злобного врага, к которому их привели родители, чтобы он — психолог — переделал ребенка под родительские требования. В подобных ситуациях у начинающих психологовможет возникнуть вопрос: а как в этом случае быть? Что делать? Как работать с родителями? С подростками? Ведь психологу-то понятно, что он, — психолог, — не учитель, не воспитатель; он не может и не должен как профессионал принимать сторону родителей и воспитывать их ребенка так, как они хотят. С другой стороны, без того, чтобы задействовать родителей, тоже не обойтись — ведь мы понимаем, что ребенок — это идентифицированный пациент, и что работать нужно не с ним одним, а со всей семьей, потому как семья — это система, а ребенок — один из членов этой системы. И значит, нужно каким-то образом сделать так, чтобы не психолог работал на удовлетворение запросов родителей, но чтобы родители стали добровольными помощниками психолога в деле психологической помощи ребенку. Как это можно сделать? Это только описание моего опыта, а опыт каждого конкретного человека ограничен.

Но не всегда сопереживания и житейских советов бывает достаточно.

Версия для печати Индивидуальная работа имеет широкий спектр возможностей для формирования и коррекции определённых сторон личности ребёнка. Работа в подгруппе с данными детьми будет более эффективной, если ей предшествовал опыт индивидуальной работы с психологом.

Я и мой ребенок. Беседы с психологом. Часть II

Анализ обращений на форум показывает, что чаще всего поводом для обращения становится поведение ребенка. Какую тактику поведения выработать? Как научить его более спокойно выражать свои эмоции? Спокойный малыш вдруг начинает проявлять негативизм, упрямство, своеволие, протест, истерики. Происходят изменения во внутреннем мире малыша, он впервые осознает себя отдельной личностью, впервые открывает для себя наличие социальных норм, но пока может этим нормам лишь противостоять.

Детский психолог. Советы психолога родителям.

Как помочь ребенку стать уверенным? Уважать его душевный настрой. Бывает: то, что ребенок говорит, родителям кажется глупостями. Но это не всегда так. Ребенок имеет право чувствовать и говорить то, что хочет, если это не приносит вреда окружающим. Проявлять уважение к намерениям. Ребенок имеет право хотеть то, что он хочет. Однако ему нужно объяснять, что не все желания нужно выполнять немедленно, а некоторые и вообще не стоит выполнять.

Детский психолог Детский психолог.

.

Диалог психолога с родителями

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 8 Основных Ошибок при Воспитании Детей
Похожие публикации